Инклюзивный арт-проект «Невидимая соната». Проект "Неинклюзивный фронт"

Как родился проект школьного спектакля

Андрей Захаров:

    Всё началось с предложения Наташи Подуновой, инициатора проекта, встретиться и поговорить в кафе на перекрестке улиц Ленина-Карла Либкнехта. Оказалось, что наша общая знакомая в сфере современного танца подсказала выйти на меня в качестве возможного постановщика для особого мероприятия. Идя на встречу, я уже знал, что речь пойдет о необычном проекте с незрячими детьми. Кроме того, я вспомнил, что видел несколько видео работ, где участниками являлись люди с ограниченными возможностями. Однако, то были категории людей другого спектра.
    В ходе разговора я узнал про замысел. На стол легла книга, посвященная жизни сообщества слепых людей, авторства Наташи Подуновой. В ней содержались краткие фразы из их размышлений и фото зарисовки их обыденной жизни. Я осознал, что очень мало знаю об этом сообществе в принципе: об их образе жизни, их проблемах, их социальных возможностях. Стало понятно, что этот параллельный мир в целом мало пересекается с миром типичных людей. И способом нахождения новых точек соприкосновения в наши дни становится инклюзия.
    В качестве воплощения этой идеи, Наташа хотела сделать некую постановку танцевального или пластического спектакля с участием детей из коррекционной школы-интерната в Верхней Пышме. Имея уже немалый опыт общения с незрячими, она увидела чего им не хватает для более гармоничного развития, и что им мешает на этом пути. Недостаток телесных, танцевальных практик в условиях постоянно присутствующей зажатости на уровне психосоматики.
    Я оказался перед интригующей задачей – поставить некое сценическое действо для слепых детей. Это показалось интересным как с точки зрения вложения своего творческого потенциала, так и с точки зрения внесения вклада в дело социальной значимости. Определенных границ по формату проекта я не понял тогда, узнал только ориентировочную дату показа, и то, что проект благотворительный. Кроме того, Наташей была предложена вдохновляющая музыкальная композиция и не менее вдохновляющий стих в качестве стержня спектакля.
    Обещав подумать, внутренне оценить свои возможности и дать ответ чуть позднее, мы расстались. Направляясь домой, на подходе к автобусной остановке, у Дома контор, краем глаза я заметил силуэт человека с вытянутой вперед палкой и автоматически притормозил шаг. Я увидел идущего по краю тротуара в поздний, около 10 вечера, зимний час старика в черных очках и с белой тростью. Он разговаривал по телефону, наверное, с кем-то из родных. Продолжив свой путь, я стал вспоминать – когда я вообще в последний раз видел слепого человека на улице?
    Всё, что произошло после этого, оказалось делом воли и техники. Спасибо, что всё это случилось и имеет своё развитие!

 
Наташа Подунова:

    Я работала над новой книгой о директоре Верхнепышминской коррекционной школы, в честь которого она и была названа - о Станиславе Александровиче Мартиросяне. Для вдохновения мне нужна была мелодия, и я ее нашла. Ехала в автомобиле, слушала её непрерывно много-много раз и увидела танец, современный танец.
    Каждый раз, когда я думала о творчестве слепых, я представляла себе, что это обязательно должно быть современное искусство, т.к. в нем гораздо больше приемов найти свой, индивидуальный способ самовыражения, особенно в танце – не пытаться повторить четкие, ритмичные движения зрячих, а найти свой стиль, свои паттерны движения, которые покажут отличия и схожести слепого и зрячего человека.
Мне очень захотелось сделать постановку небольшого номера для презентации книги. Екатерина Жаринова порекомендовала в качестве хореографа-постановщика Андрея Захарова. Мы встретились, я изложила свою идею, предложила мелодию Rob Dougan “Clubbed to Death” и любимый стих Станислава Александровича «Приподнимайте потолки» Якоба Белинского. Идея ему понравилась, и с февраля 2015 года мы начали работать с детьми в школе.
    Одна мелодия и стих дали вдохновение на целый спектакль, эскиз первой части которого мы показали в зале школы «Мечта» в мае 2015 года.
    Мы не были уверены до самой последней репетиции, что все получится, потому что график встреч был ограниченным, и мы постоянно сталкивались с множеством организационных трудностей, в том числе с комплексами и неуверенностью детей. Состав участников постоянно менялся, репетировали отрывками и боялись, что на показе ничего не получится. Но вот случается последний прогон перед спектаклем и все склеиваться в одно общее действо. Это было волшебство! В тот момент в это сложно было даже поверить. Андрей настоящий профессионал. Я до сих пор удивляюсь как без какого-либо опыта работы со слепыми детьми и вообще знакомства с проблемой слепоты, он смог найти подход к нашим,  очень талантливым детям.
    Майский эскиз дал нам силы двигаться дальше. Теперь у нас есть мечта выйти с полноценным спектаклем к широкому кругу зрителей.